Давид и Голиаф

Play

Дорогие друзья, приглашаю вас пойти вместе со мной в долину дуба, что в 23 километрах к западу от Вифлеема, где собрались войска Филистимлян для войны с Саулом и его подданными (1 Цар. 17:1-2). Сразу скажу, нас мало интересуют воинственные враги Божьего народа, равно как и испуганные Израильские полки. Я хочу поближе познакомить вас с Давидом, молодым человеком с красивыми глазами и приятным лицом (1 Цар. 16:12). Но мы пришли слишком рано: Давида еще нет среди ощетинившихся копьями полков. В центре внимания — закованный в броню филистимский единоборец-великан по имени Голиаф, который уже больше месяца наводит страх на Саула и его армию. Но вдали уже виднеется фигура молодого пастуха с ношей сушеных зерен, хлебов и сыра. Пока он приближается к полю битвы, я поделюсь с вами своими планами.

Давид: победа в искушениях

Play

Давид: победа в искушениях

Размышляя о жизни Давида, прошлый раз мы говорили о его поединке с великаном и нашей жизни, представляющей духовную борьбу. Сегодня я приглашаю вас снова вернуться на поле боя, чтобы поразмышлять о духовной битве с нашими Голиафами. Ведь борьба Давида, его надежда на Господа, его упование на Всемогущего – хороший урок для нас, ведущих духовную войну в земной долине. Читая о борьбе Давида, мы думаем о своих духовных врагах, о своих победах и поражениях, о своей борьбе, о своих искушениях. У кого их нет? Если Сам Господь Иисус Христос был искушаем (Евр. 2:18), тем более Его ученики!

Мы боремся с диаволом, миром, похотью плоти. Бог возродил нас «воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому» (1 Пет. 1:3), дал нам новое сердце, новый дух (Иез. 26:36), но наша старая природа противодействует духу; идет жесткая брань между духом и плотью (Рим. 7:22-23; 1 Кор. 15:31). «…Плоть желает противного духу, а дух — противного плоти…» (Гал. 5:17). «Дерево срублено, но корни остались, и новые ветви греха могут еще вырастать из корня старого срубленного дерева». Иногда борьба обостряется, по временам на поле боя воцаряется затишье. Но если человек возрастает, стремится к совершенству, борьба никогда не прекратится.

Давид: в пещере Оддоламской

Play

David: in the Caves of Abdullum1 Цар. 22:1-2; Пс.

Старый пророк пришел в Вифлеем, чтобы исполнить Божье желание о царе. Люди уже получили своего царя, «как у прочих народов» (1 Цар. 8:5), но у Бога есть лучший план, потому Самуил, наполнив елеем рог, идет к Иессею Вифлеемлянину. Между сыновьями его Господь усмотрел Себе царя (1 Цар. 16:1).
Выбор, несколько неожиданно для самого пророка и семьи Иессея, пал на младшего сына. Заметим, Давида даже не позвали на встречу с Самуилом. Надо полагать, в семье его не очень-то почитали. Позже старший брат, может быть, выражая мнение и других членов семьи, обвинил Давида в высокомерии и испорченности сердца (1 Цар. 17:28)… Что мог знать Елиав о сердце Давида? — Человек видит лицо; Бог испытывает внутренности (1 Цар. 16:7; Иер. 17:10).
Самуил провозгласил пастуха царем, хотя Давид был последним сыном в семье и пас овец. Даже Самуил не мог сразу понять, что перед ним Божий избранник. Но Бог избирает молодых и неопытных (Соломон, Гедеон), непризнанных (Иеффай, Иеремия), не умеющих говорить (Моисей, Иезекииль, Исаия), людей низкого положения (Иофам, тот же Саул), и наделяет их дарами для служения.

Давид и Ионафан: дружба

Play

1 Цар. 18-20

Многие писатели и поэты затрагивают тему дружбы, посвящая ей лучшие страницы своих произведений. К сожалению, не все примеры описанной в известных поэмах и романах дружбы положительны. Евгений Онегин дружил с Ленским, но эта дружба закончилась трагически: Онегин убил своего друга. Петруша Гринев дружил со Швабриным, но Швабрин предал и родину, и своего друга.

Подобных случаев немало, но ведь можно найти немало примеров дружбы бескорыстной и верной. Ведь жизнь человека устроена так, что он не может обойтись без других, без общения с себе подобными. Конечно, можно «тянуть жалкое существование в гордом одиночестве, но такую жизнь трудно назвать жизнью, это просто существование». Человеку нужна дружба (т.е. «бескорыстные взаимоотношения, основанные на доверии, взаимных симпатиях, общих интересах и увлечениях».) Я читал одно исследование, согласно которому человеку приносит особую радость именно общение с друзьями. Затем следуют родственники, супруги, дети, клиенты, сотрудники, а на последнем месте – общение с начальником. Для большинства людей даже одиночество лучше, чем разговор с начальством. А друзья, еще раз повторю, на первом месте.

Давид: побег от проблем

Play

Эта проповедь – о темной стороне жизни Давида. Ее название: «На родину Голиафа. Побег от проблем» (В 21 главе и главах с 27 по 30 1 Царств мы читаем о том, что Давид дважды убегал под кров своих злейших врагов – филистимлян). Но, говоря об ошибках Давида, мы не сможем умолчать и о Божьих благословениях, ибо «чем ночь темнее, тем ярче звезды». В трудностях Бог с необычной силой являет Свои милость и любовь. Он избавляет жизнь нашу от могилы, венчает милостью и щедротами (Пс. 102:4).

Давид и Навал: победа над гневом

Play

После небольшого перерыва мы снова возвращаемся к Давиду и отправляемся с ним в странствование по горам и долинам иудейской пустыни, убегая от Саула. Вместе с Давидом мы вступим в конфликт с Навалом, и вместе с ним порадуемся благополучному исходу события, описанного в 25 главе 1 Царств. Мы не будем читать всю главу, но сделаем обзор происходивших событий, понаблюдаем за поведением главных героев и сделаем некоторые выводы.

Давид: поклонение

Play

David: Worship Сегодня я хочу обратить внимание на момент, который послужил основой успеха Давида, и который может позволить нам построить успешную жизнь, иметь благословение дома, на работе, в создании семьи, в воспитании детей. Дело в том, что Давид уделял огромное внимание духовной стороне жизни Израиля (чем пренебрегал Саул – 1 Пар. 13:3). Его интересовали не только экономическое и военное могущество страны, но и моральное состояние народа. Давид имел духовный взгляд на вещи, правильную перспективу. Заботясь о поклонении, он даже хотел построить храм в Иерусалиме (мы будем говорить об этой прекрасной мечте Давида в следующей проповеди). Причем, Давид ожидал, что все народы поклонятся Господу. Его желание служить Богу выходило за рамки одного народа, одной нации, и достигало краев земли.
Все народы, Тобою сотворенные, приидут и поклонятся пред Тобою, Господи, и прославят имя Твое, ибо Ты велик и творишь чудеса, — Ты, Боже, един Ты (Пс. 85:9-10).

Мечта Давида

Play

Сегодня мы будем говорить о мечте Давида, о том, что Давид хотел сделать для Господа. Вообще, у каждого из нас есть свои планы, цели, мы стремимся чего-то достичь. Говорят, что есть жизненный минимум у мужчин: построить дом, посадить дерево, вырастить сына. Современный вариант выглядит проще – зачем напрягаться: посадить кактус, сколотить скворечник и вырастить хомячка. Мы разучились ставить грандиозные цели, стремиться к великому, ожидать великого от Господа. Нам недостает вдохновения, которым был преисполнен, например, Мартин Лютер Кинг. У него была мечта, великая мечта. Он изложил ее в своей речи, которая стала, может быть, самой известной и прекрасной из речей, сказанных в XX веке.
«Я говорю вам сегодня, друзья мои, что, несмотря на трудности и разочарования, у меня есть мечта, — провозглашал он.
У меня есть мечта, что на красных холмах Джорджии настанет день, когда сыновья бывших рабов и сыновья бывших рабовладельцев смогут усесться вместе за столом братства.
У меня есть мечта, что настанет день, когда в штате Алабама… маленькие черные мальчики и девочки смогут взяться за руки с маленькими белыми мальчиками и девочками и идти вместе, подобно братьям и сестрам.
У меня есть мечта, что настанет день, когда все низины поднимутся, все холмы и горы опустятся, неровные местности будут превращены в равнины, искривленные места станут прямыми, величие Господа пред¬станет перед нами и все смертные вместе удостоверятся в этом.
Такова наша надежда. Это вера, с которой я возврашаюсь на Юг. С этой верой мы сможем вырубить камень надежды из горы отчая¬ния… С этой верой мы сможем вместе трудиться, вместе молиться, вместе бороться, вместе идти в тюрьмы, вместе защищать свободу, зная, что однажды мы будем свободными».
Не правда ли, красиво сказано.

А какое желание было на сердце Давида?..

Давид и Мемфивосфей: милость

Play

Приветствую вас, дорогие слушатели. Сегодня у нас девятая беседа о Давиде, и таким образом мы на середине пути. Если Господь позволит, следующий раз мы станем свидетелями падения Давида, затем — его покаяния, потом поразмыслим об отношениях Давида с Богом, его семье. Серьезным предостережением станет для нас последний грех Давида. Наконец, мы подведем итоги жизни Давида и переведем наш взгляд на Сына Давидова, Иисуса Христа. А сейчас обратимся к девятой главе 2 Царств, которая посвящена отношениям Давида к сыну Ионафана, Мемфивосфею. В отношениях Давида к Мемфивосфею представлена картина благодати и милости, такая прекрасная и трогательная. В своей милости Давид уподобляется Богу. Он ищет возможности простить там, где прежний царь мстил, и сам Саул удивляется: «Кто, найдя врага своего, отпустил бы его в добрый путь?» (1 Цар. 24:20). Но Давид готов прощать даже гонителю, Давид любил оказывать милость ближним и дальним, ведь и его Господь не оставил без милости.

Давид и Вирсавия: грех

Play

2 Цар. 11, 12

Мир вам, дорогие радиослушатели. Мы снова обращаемся к истории Давида. Последние встречи с Давидом произвели на нас весьма благоприятное впечатление. Мы присутствовали на его инаугурации, радуясь вместе с Иудой, а позже всем Израилем новому царю. Мы восторгались и пересказывали друг другу удивительные истории о его военных победах, покорении Иерусалима и невероятном расширении границ Израиля. Особенно приятно было слышать о том, что Давид наконец-то усмирил филистимлян, завершив начатое Самсоном.

Нас порадовало отношение Давида к поклонению, к храму, его стремление поставить Бога и служение Ему в центр жизни Израиля. Также впечатлила трогательная сцена прощения Мемфивосфея, когда великодушие Давида проявилось в полной мере. Размышляя об этом, мы предвкушали новые благословения, которые изольются через Давида на народы, особенно теперь, когда Господь успокоил его от всех врагов.